YourShadow
Основные персонажи: Альбус Дамблдор, Гарри Поттер, Люциус Малфой, Северус Снейп
Рейтинг: R
Жанры: Джен, Юмор, AU
Размер: миди
Статус: в процессе
Предупреждения: OOC
Описание: Прожив долгую, насыщенную жизнь, Гарри Поттер готов уйти на покой. Но кто виноват, что у других на него совсем другие планы? А ещё и эта девица, взяла и перепутала два тела! Прощай, Гарри Поттер, здравствуй, Лорд Волдеморт.
Примечания автора: Дары Смерти и Поттер, как Повелитель Смерти, фигурирует только в первой главе, как трамплин для перехода в тело Тёмного Лорда. В дальнейшем эта его "исключительность" никак не повляет на развитие сюжета.
Написано по заявке на фикбуке: ficbook.net/requests/113367

Глава 4.
Сознание возвращалось медленно и неохотно. Приходить в себя было неприятно, тело казалось ему чужим и неудобным. Поттер мысленно обматерил себя за то, что снова засиделся с документами. В его возрасте нельзя так перенапрягаться и поздно ложиться спать. Немудрено, что ему снилась несусветная чушь. Он стал Волдемортом! Какой же бред. Но отвратительное самочувствие не было достойной причиной, чтобы и дальше валяться в кровати. Министр Уизли всё равно достанет его даже в постели. Никакого покоя Гарри Поттеру.

С трудом перевернувшись на спину, он неохотно открыл глаза и по привычке потянулся рукой к тумбочке за своими очками. Он терпеть не мог, когда перед глазами всё расплывалось.

— Не сон, — хрипло констатировал он, глядя на свои тонкие пальцы с длинными ногтями, когда реальность перестала казаться одним сплошным, цветным пятном. Чёткость зрения вернулась быстрее, чем Поттер сообразил, где находится. — Маникюром надо заняться.

Резко сев на кровати, он осмотрелся. Всё та же спальня в Малфой-мэноре, та же чёрная мантия на нём и то же отвратительное отражение в зеркале.

— Лучше бы Уизли на пороге, честное слово, — проворчал Поттер, аккуратно встав на ноги. Стены ненадолго пришли в движение, но Гарри героически подождал их остановки, представив, как он сейчас выглядит. Ему как-то подарили игрушку, клоуна, который выпрыгивал на пружинке из коробки и со страшным смехом болтался в разные стороны. Судя по тому, что происходило у него перед глазами, этим клоуном был сейчас он.

Не удивительно, что Гарри в таком мерзком состоянии. Связь между ним и Волдемортом, которую он обнаружил только в начале своего пятого курса, проявила себя значительно раньше. В этот раз Поттер буквально сразу после услышанных слов вины, провалился в сознание своей младшей копии. Он вновь видел давно забытый полог своей кровати в спальне мальчиков, чувствовал, как лежал, свернувшись калачиком, поверх покрывала, и утопал в разрушающей боли самобичевания. Безуспешные попытки вырваться из чужого, на данный момент, сознания так, чтобы не навредить, закончились банальным обмороком.

— Каким же доверчивым идиотом я был в свои четырнадцать, — хмыкнул он, массируя виски. Какое-то противное жужжание не хотело покидать его с самого пробуждения. — Во всём был готов найти свою вину. А куда на самом деле смотрел Дамблдор? За целый год не смог, а точнее не захотел, определить подмену Грюма. Правильно, Альбус, для того, чтобы убить, надо воскресить.

Гарри нахмурился, вспоминая свой пятый курс. Связь с Волдемортом, «путешествия» в его сознание, ложные образы, ловушка. И всё это Поттер получил, будучи носителем только маленького осколка души Тёмного лорда. А сейчас у них не только связь через крестражи, но и душа Гарри Поттера была у обоих. Не удивительно, что на пике самоуничижения, он смог не только услышать его мысли, но и видеть его глазами. Зрелище более приятное, чем-то, что видел Гарри, когда залезал в голову лорда в своё время. Хотя бы эти кровавые картины минуют молодого Поттера.

Нынешний лорд Волдеморт прислушался к ощущениям от связи, пытаясь определить настроение своего второго «я». Тишина и покой.

— Спит, — пришёл к выводу он, глядя на то, как темно было за окном. Тем лучше. У него есть время до того, как Гарри проснётся и снова начнёт закапываться в ворох малоприятных мыслей и чувств. Надо было что-то делать, ведь эта связь несомненно была двусторонней. Как Поттер попал в сознание Гарри, так может произойти и наоборот. Вот уж чего не хотелось, так чтобы и он знал правду. Хватит с него предстоящего адского лета и не менее паршивого следующего учебного года.

— Это можно использовать, — задумался Поттер, вновь опустившись на кровать. — Я могу его успокоить, помочь разделить негативные чувства, внушить ему мысль о невиновности в том, что произошло.

Всё это звучало очень заманчиво, но он не был главой Аврората столько лет, чтобы так легкомысленно отнестись к вторжению в чужое сознание. Даже, если это он сам и есть. Ему нужна помощь человека, сведущего в ментальном воздействии. В идеале, ему нужны зелья.

— Что ж, профессор, пришло время узнать правду, без вас я, как обычно, наворочу дел, — ехидно произнёс Поттер, предвкушая встречу откровений. Как минимум, будет весело посмотреть на реакцию Снейпа, как максимум, у него появится очень полезный союзник. — Мерлин, мне же почти сто семьдесят четыре года! Северусу сейчас где-то около тридцати пяти, он мне во внуки годится.

Хорошо, что рядом никого не было. Вид весело смеющегося Волдеморта мог повредить психику кому угодно. Вот оно какое — оружие массового поражения волшебников.

— Эльф, хозяина своего сюда. Живо, — приказал Гарри, сняв несколько заклинаний, чтобы домашние эльфы могли его слышать. Ещё одни полезные знания из будущего. И Поттеру было совершенно всё равно, что Люциус сейчас наверняка сладко спал в своей кровати в обнимку с Нарциссой. Не хотелось лишний раз нервировать леди Малфой, памятуя о её помощи в финальной битве, но разве Гарри виноват в её выборе мужа?

Стоило отдать должное Люциусу, он не заставил себя ждать, несмотря на свой неподобающий вид. Он появился перед лордом в наспех накинутом халате из какой-то дорогой ткани и пытался быстро привести себя в порядок. Поттер на него долго смотреть не стал, чтобы не смущать верного помощника. Достаточно задания посреди ночи.

— Мне нужен новый омут памяти. Настоящий, а не подделка из обычного камня. Он должен быть у меня в течение часа. Я знаю, Люциус, несмотря на позднее время, у тебя есть места, где можно их купить, — отработанный вкрадчивый голос Поттера, как главного в Аврорате, звучал из уст лорда по-настоящему устрашающе, а многообещающий взгляд, которым он удостоил сейчас Люциуса, просто обязан придать ему вдохновения. — Оставишь его на столе, я заберу, когда он мне понадобится.

— Как прикажете, милорд, — Малфой поклонился, не двинувшись с места. Правильно, его никто не отпускал.

— Ты вчера забыл изменить свои охранные заклинания и исключения для аппарационного барьера, — Поттер встал с кровати, подходя ближе к заметно занервничавшему хозяину замка. — Ты же не хочешь, чтобы я каждый раз, когда мне нужно будет уйти или вернуться, проходил пешком твои владения до ворот, чтобы аппарировать? — почти ласково спросил Гарри, указательным пальцем приподнимая лицо Люциуса за подбородок. — Я просто разорву твой щит в клочья.

— Ни в коем случае, господин, я сейчас же всё исправлю, прошу меня простить, — твёрдый голос с оттенком неискреннего извинения, но настоящего страха за защиту своего дома. Собрать по кусочкам разбитый антиаппарационный барьер занятие долгое и неприятное.

— Пять минут, — коротко, но ясно. Малфоя буквально сдуло из спальни после того, как он умудрился приложиться поцелуем к мантии лорда. Поттер был готов за это его проклясть, как минимум.

— Сколько же у тебя, Том, было тупого благоговения к собственной персоне, — тихо пробурчал Гарри, размышляя о лучшем месте встречи со Снейпом. Замок Малфоя точно для этого не подходил. Нужно было найти действительно защищённое место. В идеале неизвестного никому. За время службы в Аврорате, таких мест он знал много, но они были свободны в далёком будущем. Кто сказал, что сейчас там не живут?

Несмотря на возраст, на память не жаловался, так что, как только Гарри услышал тихий звон разрешения на аппарацию, он уже выбрал около десятка адресов для проверки. Заодно подумает и о воспоминаниях, которые нужно предоставить Северусу в качестве доказательств.

Вошедший в спальню Люциус, чтобы сообщить об одном выполненном задании, уже не застал Тёмного лорда.

***


Последний дом в списке Гарри проверил уже на рассвете. Ни одно помещение не подходило для его настоящего убежища. Место, о котором никто не будет знать, кроме него и Снейпа. Рискованное доверие, но иначе было нельзя. Конечно, был ещё один вариант, но он очень не понравится Северусу. Не стоило начинать плодотворное сотрудничество с неприятных воспоминаний и призраков прошлого. Но что Гарри мог придумать лучше, чем поместье Принцев? Дом Поттеров в Годриковой впадине ещё не восстановлен. Гриммо отпадает, дом Мраксов не пригоден для жизни в принципе. Дом Реддлов уже засвечен, возвращаться туда нельзя. Дом самого Северуса вообще можно считать проходным двором, как для Пожирателей, так и для Ордена. Конечно, можно было попробовать снять какой-нибудь дом у магглов. Вряд ли кто-то в здравом уме будет искать Тёмного лорда в маггловском доме, среди простых людей.

Но променять абсолютно беззащитный дом, самому по крупицам создавать непробиваемый купол, на поместье с пусть устаревшей, но настоящей системой защитного механизма, его нужно будет просто подлатать, вдохнуть в него жизнь, так сказать. А Северусу придётся смириться, потому что так или иначе, поместье принадлежало ему, хочет он того или нет. Было бы вообще не плохо выяснить в курсе ли Снейп о завещании его дедушки и бабушки.

Сам Гарри узнал о доме Принцев в одном из рейдов Аврората. Темномагическое, заброшенное поместье без наследников. Его собирались вскрыть, вычистить и выставить на продажу, а вырученные деньги направить на восстановление инфраструктуры и помощь пострадавшим в войне. Только вот войти они тогда так и не смогли. Территория Принцев начиналась после наглухо закрытых ворот с высоким забором по периметру. Никакие «отмычки» и уловки не помогли. Войти в эти ворота мог только наследник. Или вообще никто и никогда. Такова была воля последнего хозяина.

Но он не был бы Гарри Поттером, если бы забыл об этой тайне. Спустя очень долгое время ему всё-таки удалось открыть эти неприступные ворота, но он никому ничего не сказал. Портрет Элиаса Принца был весьма убедительным, а долг перед Северусом Снейпом непомерным. Гарри проникся желанием похоронить семейный дом в тишине и покое, чем отдать совершенно чужим людям. Он так же не хотел бы, чтобы его дом в Годриковой Впадине вдруг достался каким-то незнакомцам. Это же сердце их семьи.

— Прости, Эл, но твоё одиночество придётся нарушить. Жаль, что ты не помнишь меня, — вздохнул Поттер, аппарируя на окраину Беркшира.

Поместье Принцев, как и в первый раз, встретило его тишиной, туманом, мрачным нерасположением к гостям и наглухо закрытыми воротами. Гарри с минуту постоял, с улыбкой осматриваясь вокруг. Всё было так, словно он просто ненадолго пришёл в гости к старому другу после трудного рабочего дня в Аврорате. По привычке он молча взмахнул палочкой, снимая сложные охранные чары, и тихо произнёс пароль. Высокие, массивные ворота нехотя, с громким скрежетом открылись, пропуская нежданного гостя, и сразу же закрылись за ним.

Сейчас, глядя на старое, трёхэтажное, заброшенное поместье Принцев, Поттер чувствовал себя неуютно. Он нарушил границы при живом наследнике. В прошлый раз всё было легче. Стоило поторопиться и встретиться с нынешним хозяином дома. Элиас умер двадцать лет назад, но до возвращения Северуса так и оставался хозяином поместья, которое было почти втрое меньше замка Малфоев. Но теперь Поттер мог их сравнить и с уверенностью сказать, что этот дом ему нравился больше мэнора Люциуса.

Едва обратив внимание за сгустившийся вокруг него туман, Гарри помянул Мерлина недобрым словом и ускорил шаг. Попытать удачу и заблудиться в этом молочном, почти осязаемом покрывале, он не хотел.

— Так-то ты встречаешь старых друзей, Элиас, — ухмыльнулся он портрету главы семьи Принцев, стоило только переступить порог дома.

До того момента, как Гарри перенёс портрет в гостиную на втором этаже, он висел на стене прямо напротив входной двери. Как и сейчас.

— С кем имею честь разговаривать? Вы явно не мой внук, — настороженный, холодный голос словно принадлежал живому человеку. Элиас с ног до головы окинул Поттера внимательным, пронизывающим взглядом чёрных глаз.

Гарри в очередной раз поразился, как Северус похож на деда. Только у Принца были более острые черты лица и короткие, тёмно-русые волосы.

— Гарри Поттер, родился в тысяча девятьсот девяностом году, но через пару дней мне исполнилось бы сто семьдесят четыре года, — иронично представился он, захлопнув за собой дверь.

Упустить возможность и не поставить друга в тупик? Нет, никак нельзя. Этим сам Элиас грешил в будущем. Поттер до сих пор удивлялся, как они умудрились подружиться, если учесть, что Принц был всего лишь портретом, а не полноценным человеком.

— И как же тебя угораздило так пострашнеть? — неожиданно ядовито парировал Элиас, с довольной ухмылкой наблюдая за тем, как Гарри буквально превратился в столб от удивления. И кто кого поставил в тупик?

— Только не говори, что ты всё помнишь, — хрипло произнёс он, во все глаза рассматривая портрет, будто увидел впервые. — Невозможно! Это же для тебя только будущее!

— Конечно. Я не помню, как ты подарил своему секретарю маггловскую Камасутру, потому что он целую неделю безбожно путал тебе отчёты. Совершенно не в курсе, как сам разрешил тебе забрать перстень Кассиопеи из сейфа на третьем этаже, чтобы твой отдел смог арестовать Мердека, который торговал особо мерзкими ингредиентами для темномагических зелий. Нет, Поттер, я совершенно не понимаю, кто ты, наглое лицо Аврората, — невозмутимо закончил Принц, смахнув со своего нарисованного плеча несуществующие пылинки. — Рот закрой, а то паук с потолка упадёт.

Гарри со стоном опустился в ближайшее кресло, закрыв рукой глаза. Смотреть на ехидное выражение лица Элиаса было просто невозможно.

— Как?! — только и смог выдавить он. До всех озвученных событий, больше ста лет.

— Каком! — хмыкнул Принц, в излюбленной манере приподняв бровь. — Это меня спрашивает человек, который каким-то образом вернулся в прошлое, заняв чужое тело. Столько прожил, а ума так и не набрался.

Хоть что-то не меняется в мире. Несмотря на то, что сам Гарри прожил намного больше Элиаса, он не уставал напоминать ему о том, какой он ещё дурачок, несведущий в магии. Беззлобная ирония, которая стала неким ритуалом их общения. Да что скрывать, Принц всегда напоминал ему своего внука Северуса Снейпа. Особенно в начале их общения, Гарри буквально так его и воспринимал, словно нашёл потерянный портрет профессора Зельеварения.

— Забыл уточнить, что я умер, прежде чем такое провернуть, — огрызнулся Поттер, удобнее устраиваясь в старом, пыльном кресле этой импровизированной гостиной.

— А я уж думал, что ты бессмертный, — проворчал портрет в тон ему, но Гарри слишком хорошо его знал, чтобы не заметить, как он рад его видеть.

— Значит, ты не совсем портрет, верно? — прищурился Поттер, внимательно посмотрев на помрачневшего друга. — А я всё гадал, как мог так привязаться всего лишь к куску холста. За что же ты так с собой? Это, наверняка, была мучительная смерть.

— Что ты можешь понимать?! — прошипел разозлённый Принц, но вмиг потяжелевший взгляд Поттера, заставил его сбавить тон. — Прости. Эта тайна умерла вместе со мной, не думал, что кто-то о ней узнает.

— Сколько мы знакомы, Эл? — мрачно спросил он, сцепив пальцы в замок. — Больше ста лет своеобразной, но дружбы, уже не показатель?

— Я, человеку с авроратом головного мозга, должен был рассказывать о ритуалах самой тёмной магии?

— Ну, да, аврору, который подкинул улики, свято уверенный в виновности подозреваемого. Я никогда не был святым, тебе ли не знать, — с досадой поджал губы Поттер.

— А что это изменило бы? Я навечно заперт в этом портрете, значит им и стал, — пожал нарисованными плечами Элиас.

— Знаешь ли, разница большая. Магический отпечаток личности на холсте или вся душа в золотистой рамке картины, — не отступал он, хотя прекрасно понимал бессмысленность этого разговора. Узнавать подробности столь страшного ритуала он не хотел.

— Что ты хочешь услышать, Гарри? — устало опустившись в нарисованное кресло позади него, спросил Принц. — Я не мог бросить Северуса, семью. Слишком много ошибок совершил до этого, но поздно понял. Как бы иначе я уберёг это поместье от посягательств твоего отряда, когда вы впервые появились перед воротами?

— Ты прав, я не хочу знать цену твоей тюрьмы, ведь было недостаточно добровольной смерти в перемещении?

Даже суток не прошло, как он очутился в этом времени, а столько всего нового уже узнал. А ведь какое-то время Поттер думал, что эта жизнь может оказаться скучнее, чем первая.

— Я буду здесь до тех пор, пока меня не отпустит новый глава моей семьи. В этот раз ты же спасёшь Северуса? — резче, чем хотелось бы, спросил Элиас, тяжёлым взглядом смотря на Гарри.

Вот, что волнует его в первую очередь. Принц успокоится только тогда, когда поймёт, что его семья продолжила жить. Поттер вдруг отчётливо понял, что увидел в глазах Элиаса в самую первую их встречу. Надежда, которая тут же сменилась холодным отчаянием. Он, узнав, что Северус умер, что больше никого нет из его семьи, понял, что навечно останется нарисованной картинкой в пустом, умирающем доме.

— Я постараюсь, — серьёзно кивнул Поттер. Уж Элиас Принц точно знал, что значит это «постараюсь» от главы Аврората, поэтому вновь свободно улыбнулся давнему другу. — Вот же старый ты засранец, я столько лет чувствовал себя малость тронутым, раз так часто прихожу, чтобы поговорить с портретом, — рассмеялся Гарри, иронично смотря на довольно ухмыляющегося Эла.

— Когда ты здоровым-то был? То с метлы падал, то под заклинания различной тяжести попадал, то на тот свет зачастил, — хмыкнул Принц. — Чего пришёл? Я же знаю, что не ради пустой болтовни и ностальгии о своём прошлом и моём будущем.

— А я гадал, в кого Северус такой проницательный и ядовитый на язык. Кровь Принцев просто так не сдаётся, — улыбнулся Гарри, в который раз стараясь не замечать, как неприятно натягивается кожа у губ. — Видишь, в какого красавца превратился? Можешь познакомиться, лорд Волдеморт собственным телом.

— Умеешь же ты качественно влипать, — на грани восхищения ответил Элиас, буквально игнорируя семейные комплименты.

— Что? Я всего лишь стал тем, кто должен убить меня же. Парадокс во всей красе абсурда, — проворчал Поттер, ощущая неясный дискомфорт, словно шум нарастающий в ушах. Плохо. Кажется, он терял зря время на болтовню. Давно уже рассвело, значит, совсем скоро проснётся младшая копия Гарри и ночная «встреча» может повториться. Причём менее удачно.

— Плохо? — поинтересовался Принц, внимательно разглядывая, будто восковую маску, а не лицо друга.

— Что не минута, то проблема. Прости, но мне придётся привести сюда Северуса и рассказать правду о том, что я это я, а не его воскресший хозяин. Ты же знаешь, что как в той жизни, так и в этой, я без него справиться вряд ли смогу. По крайней мере, легко это не будет точно.

Элиас мрачно смотрел на Поттера, но вряд ли мог что-то посоветовать или отговорить. Да и сам Гарри прекрасно знал, как хочет дед увидеть внука.

— Он ненавидит меня, — покачал головой Принц, — и есть за что. Но запретить тебе использовать дом, как укрытие для своих тайн, я не могу, да и не хочу. Думаю, ты представляешь, что значит видеть, как твой дом умирает.

— В этот раз всё будет по-другому, — пообещал Гарри. — По-настоящему ненавидеть свою семью невозможно. Вот увидишь, со временем у вас всё наладится.

— Оптимизм твой неиссякаем, — ухмыльнулся Элиас, махнув рукой. — Не стой метлой, иди уже. Я не помешаю вашему разговору. Слишком долго ждал, чтобы не потерпеть ещё пару часов. Просто дай нам потом время.

— Если твой внук не попытается меня проклясть, то запросто, — хрипло рассмеялся Гарри, поднимаясь с кресла. Тут ещё оставался вопрос, как вызволить Снейпа из школы. Только его, а не весь состав Пожирателей. Не письмо же ему с совой отправлять.

— Просто попытки — это не для Принцев, мы делаем всё сразу и успешно, — самодовольно улыбнулся Элиас, подмигнув.

— О, от тебя невозможно отвязаться, вечно болтающий. Если не вернусь через час, считай меня героем, — уже в дверях предупредил Гарри, тут же выйдя на улицу.

С Элом всегда было так. Только Поттер собирался уйти домой, как он находил какую-то тему для разговора, в которой исчезал не один десяток минут. Всё-таки как хорошо, что есть что-то, что не меняется в любом времени.

@темы: Джен, Миди, Мои фанфики